Dancing cheek to cheek. Argentine tango faces curbs as coronavirus spreads

Автор: Reuters

Паническое танго с вирусным коктейлем

20.03.2020

За все время существования глобального информационного пространства не было другой проблемы, которая до такой степени заполонила бы собой все щели. Даже Второй мировой придется подвинуться на второе место, ведь на протяжении этой войны были нейтральные тихие гавани, безопасные уголки планеты, к которым не доносился ни свист артиллерийских снарядов, ни безумные крики из полевых госпиталей.

Сегодня же ни Гренландия, ни Северная Корея не способны оставаться вне контекста. Последствия пандемии сказались на жителях Фолклендских островов, заключенных немецких тюрем, членах исследовательской экспедиции в Северном Ледовитом океане. Редкая возможность для человечества почувствовать себя одним целым.

Отменили Чемпионат Европы по футболу, Олимпиаду, Евровидение, множество концертов, вечеринок, фестивалей, ярмарок. Это означает, что мировые аудитории переживают фрустрацию, их некому развлекать. Эту нишу поспешили занять шоумены, блогеры и публичные лица, – все те, кто может подбрасывать дрова в костер развлечений через экран. Они сразу почувствовали, что на коронавирусе легко делать себе просмотры. Достаточно просто показать, как ты, Арнольд Шварценеггер или ты, Глория Гейнор, моешь руки и остаешься дома, хорошо проводя время с домашними любимцами: и добрый совет людям даешь, и медийных очков поднабираешь. Конечно, представители мира гламура и масскульта от Ванессы Хадженс до Виктории Бони могут не распространять месседжи Всемирной организации здравоохранения, а просто высказываться в отношении вируса максимально скандально, поднимая вокруг себя таким образом медийную пыль.

Коронавирусу не выгодно убивать человека (дом, в котором он совсем недавно поселился), поэтому со временем он будет вынужден только смягчиться, приспособиться к нам, найти баланс между своей силой и нашей слабостью. Информационный вирус работает по противоположному принципу: чем дальше он распространяется, тем громче должны быть заявления, сенсационнее заголовки, откровеннее фото.

Период эпидемий, войн, революций, терактов и других чрезвычайных ситуаций – звездный час для медиа, ведь новостями начинают интересоваться последние древнегреческие идиоты. Новоприбывших подписчиков хочется максимально привязать к себе. Нет лучшего способа сделать это, кроме как постоянно нагнетать обстановку и повышать ставки. Информационные сообщения должны становиться все сильнее, иначе их никто не будет читать. Вчера новость о первом зараженном в стране – вполне кликабельна, сегодня для такого же количества кликов требуются сообщения о первых смертях, а послезавтра сотен смертей будет мало, чтобы привлечь ороговевшее внимание публики. Если чрезвычайной ситуации нету, ее желательно высосать из пальца. Если она есть, но заканчивается – настаивать, что время расслабиться еще не пришло. Во всяком случае, show must go on.

Десятилетиями работая по этому принципу, медиа совершенно потеряли авторитет. Теперь каждая попытка привлечь внимание к серьезной проблеме порождает панику или встречается в штыки. В мире постправды и постдоверия довольно трудно мобилизовать человечество на борьбу с чем-то пусть и настоящим, но невидимым. «Лжецу не верим даже тогда, когда он говорит правду», – замечали древние римляне.

При таких условиях реакция на пандемию обречена быть двоякой:

1. Они (Ротшильды, правительство, сельский совет) скрывают от нас масштабы заражения. На самом деле в Париже и в Нижнем Новгороде сотни тысяч, даже миллионы больных, и скоро мы все умрем. Динозавры тоже думали, что это всего лишь очередной метеорит упал на их планету. «Ничего страшного, – перерыкивались они между собой, – вымереть мы не вымрем, мы же с вами все такие грозные Диплодоки и Тарбозавры». Другая ветвь этого же вектора мышления: коронавирус разработали искусственно, это такое биологическое оружие. Небось американцы запустили его из своих секретных лабораторий, чтобы нанести вред Китаю и его экономике. А нет – значит сами китайцы разработали, а вирус вышел из-под их контроля. Версии можно свободно приумножать и выбирать в зависимости от политических симпатий.

2. Они (Ротшильды, правительство, сельский совет) намеренно ввели карантин, чтобы лишить нас наших гражданских свобод. Ага, знаем мы ваше умение запрягать нас в свой мерзкий хайп и обвозить вокруг пальца. Не в первый и не в последний раз вы кричите «волк, волк !!!», а потом цинично над нами хохочете. Мы помним конец света 2012 года – до сих пор склад спичек и консервов в подвале. Так что никакого вируса нет, а если и есть, то он вовсе не так страшен, как его преподносят. Среди ваших знакомых есть зараженные? Вы видели где-то посты в соцсетях от людей, которые реально хоронили своих умерших от коронавируса родственников? Я вот живу в Милане и ничего, в моих близких и знакомых все замечательно. Панику специально нагнетают, чтобы серьезные дяди нагрели руки на биржах. Для большей убедительности подкупили Тома Хэнкса и князя Монако (Альбер Второй, или как его?), чтобы те на камеру сказали, будто болеют выдуманной болезнью.

В консервативных кругах до недавнего времени было модно жаловаться на то, как Интернет разрушает живое общение, как не дает детям гонять мяч во дворе, подросткам – общаться вживую, а взрослым – узнавать правдивые новости от профессиональных журналистов.

Активная борчиха с гаджетами Джин Твендж в 2017, на десятый день рождения Айфона, писала: «Это новая норма: вместо того, чтобы кому-то позвонить, вы посылаете сообщение. Вместо того, чтобы собраться на ужин с друзьями, чтобы рассказать им о вашем недавнем отпуске, вы размещаете фотографии в Facebook. Это удобно, но это лишает нас взаимодействия лицом к лицу, в котором мы, как социальные животные, нуждаемся». Нелли Боулз в New York Times еще год назад рассуждала о том, что жизнь бедных людей – их обучение, общение и работа – все больше опосредованная экранами, в то время как богатые избегают экранов, ведь могут себе позволить роскошь физического контакта с людьми. После карантина – независимо от того, чем он закончится – оснований для таких разговоров будет значительно меньше. Тренд разворачивается на 180 градусов: набирают оборотов челленджи “Я работаю из дома”, один из миллионов участников которого – Джастин Трюдо. Во всем мире образование переходит на дистанционные форматы. Los Angeles Times рекламирует медицинское обслуживание через экран. Музеи  приглашают на виртуальные туры. На наших глазах появляется целая культура отбывания карантина, новые явления вроде концерта в Инстаграме, свидания в Скайпе, вечеринки или даже свадьбы в Зуме, выгул собаки с помощью дрона и подобное. Рожденные карантином дискотеки и флешмобы на балконах, другие блестящие проявления солидарности и взаимоподдержки – оффлайновые феномены, но их организация, координация и распространение все равно проходят в Интернете.

Следует иметь в виду те глобальные сдвиги в отношениях между людьми, которые пандемии суждено ускорить. Многие считают, что с коронавирусом окончательно закрепляется физическая дистанция между людьми.

Нидерландский историк культуры Герман Руденбург предполагает, что через коронавирус рукопожатие как способ здороваться и прощаться уйдет в прошлое. То же можно сказать об объятиях, поцелуях в щечку и любых других тактильных проявлениях дружелюбия. Остаются разве что внутрисемейные отношения, на которые карантин не распространяется. Но и здесь профилактика в виде дистанцирования не помешает, – если учесть количество разводов в Китае в результате карантина и длительного пребывания семейных пар под одной крышей.

На место физического контакта приходит цифровой с его возможностями поздороваться, выразить симпатию, попрощаться (см. набор emoji-смайликов в своем мессенджере). Уже сегодня всемирный карантин резко цифровизировал Италию, которая убедилась, что работать из дома – удобно и эффективно.

Форматы, которые теперь для многих являются вынужденной мерой безопасности, завтра, когда карантин закончится, станут привычным состоянием дел, от которого не будет оснований отказываться. Цифровой рывок имеет шансы закрепиться и зафиксировать новые стандарты жизни общества.

Тоже временные, пока другой вирус, на этот раз компьютерный, однажды не выбьет Интернет из-под наших ног (в самый неожиданный момент, когда даже салоны красоты и сауны станут виртуальными). Тогда уже не внуки будут учить бабушек и дедушек загружать фильмы с торрент-трекеров, а старшее поколение раскроет младшему глаза на такие феномены, как новости по телевизору, брачные объявления по радио, бумажные деньги и аренда дорогого офиса в центре города вместо сети работников, которые сидят по домам.

Представим на секунду полосы газет будущего, которые пытаются докричаться до растерянных прохожих заголовками: «Динамика вируса угрожающая. Школы, детсады и университеты всей страны переходят из онлайнового обучения на аудиторное»; «Через компьютерную пандемию мировые лидеры будут вынуждены физически съехаться на саммит G7»; «Несмотря на смертельную опасность для аккаунтов граждан РФ, всенародное голосование за возвращение слова “подряд” в Конституцию все равно состоится онлайн».

 

Юрий Мельник
Кафедра зарубежной печати и информации
Львовский национальный университет имени Ивана Франко (Украина)

Поиск по тегам

цифровой рывок Юрий Мельник коронавирус цифровизация

читать материалы схожей тематики